Введение
Страница 1

Любая деятельность человека, человеческая практика может быть успешной только тогда, когда она сообразуется с законами природы и общества в данной области действительности, соответствует этим законам. Практика, которая противоречит законам природы, не считается с ними, не может быть успешной.

Законы природы и общества раскрываются наукой и составляют то, что называется теорией. В соотношении практики и теории возможны различные варианты. В одних случаях практика явно опирается на уже познанные наукой и теоретически обоснованные законы, использует их в своих целях. В других случаях практика сама интуитивно нащупывает законы, которые в явном виде еще не познаны наукой. В условиях все возрастающей роли науки в человеческом обществе неизменно возрастает удельный вес первого соотношения теории и практики. При этом в настоящее время все большее признание получает тезис, что значимое влияние науки на практику обеспечивается в первую очередь разработкой крупных целостных теоретических концепций.

Обучение детей есть вид практики. Чтобы быть успешным, оно, как всякая практика, должно сообразовываться, отвечать объективным законам природы. Очевидно, что речь должна идти о законах приобретения знаний и законах психического, в частности, умственного познавательного развития. Еще Я.А. Коменский более 300 лет назад провозгласил, что обучение и воспитание должны сообразовываться с природой познания и человеческой души, с природой законов их развития.

Проблемами психического развития в отечественной возрастной психологии и в педагогической практике занимались многие ученые:

Л.С. Выготский, П.П.Блонский, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, В.В.Давыдов, Л.В.Занков, Д.Б.Эльконин, В.С.Мухина, Божович Л.И. и др.

Общепризнанной теорией психического развития выступило культурно-историческое учение Л.С.Выготского о природе психики человека и ее развитии.

Исходные положения теории о ведущей роли обучения, развитые представителями его школы, состоят в том, что «движущей силой психического развития выступает собственная деятельность ребенка, в которой он под руководством взрослых присваивает исторически сложившиеся человеческие способности» [26,c.99].

Принципиальная особенность и трудность педагогической практики, которая существовала всегда и остается в силе до сегодняшнего дня, состоит в том, что объективные законы психического развития, на которые можно было бы опереться до сих пор еще не четки и разрозненны. «Наша педагогическая наука, - писал А.В. Петровский (1989), - парадоксальным образом обходится без главного – теоретически выверенных, строго контролируемых и воспроизводимых экспериментом законов. Проблема законов и их специфики в педагогике разработана весьма слабо и находится в стадии общих дискуссий. Пока что законы воспитания, образования и обучения в их единстве заменяются либо настолько общими положениями, что их использование чрезвычайно затруднено, либо частными, имеющими слишком узкое значение и не поддающимися переносу в новые ситуации…»[33,c.91]

Безусловно, существует ряд дидактических и методических систем, которые приводят к неплохим результатам в обучении. Но в условиях непрерывного роста объема информации и необходимости ее усвоения очень остро встает вопрос о том, как их преподносить, чтобы они хорошо усваивались и какие знания отбирать как самые необходимые. Следовательно возрастает роль теории. При этом теория и лучшие образцы педагогической практики должны идти рука об руку, взаимно обогащая друг друга. Из любой теории должны вытекать вполне определенные практические следствия, касающиеся рациональной организации обучения.

По самой сути своей работы педагог имеет дело с человеком развивающимся. Только имея целостное представление об общем психологическом строе человека и его закономерных изменениях во времени жизни, возможно осуществлять достаточно грамотную педагогическую деятельность, а с определенного момента – обеспечить возможность его перехода в режим самообразования и саморазвития.

Именно поэтому необходимо создание общей теории общего хода развития в онтогенезе, в которой определен не только его объект (что развивается), но и раскрыты все остальные категории принципа развития: предпосылки, условия, механизмы, формы, результаты и др. (т.е. – как нечто развивается).

Известно, что возможности раннего возраста в овладении иноязычной речью поистине уникальны. Еще К.Д. Ушинский писал: '' Дитя приучается в несколько месяцев так говорить на иностранном языке, как не может приучиться в несколько лет''.

Уникальная предрасположенность к речи, пластичность природного механизма усвоения речи, а так же определенная независимость этого механизма от действия наследственных факторов, связанных к принадлежности к той или иной национальности, - все это дает ребенку возможность при соответствующих условиях успешно овладеть иностранным языком. С возрастом эта способность постепенно угасает. Поэтому всякие попытки обучить второму иностранному языку (особенно в отрыве от языковой среды) детей более старшего возраста сопряжены, как правило, с целым рядом трудностей.

Страницы: 1 2


Профессиональный стресс у медицинских работников
Профессиональный стресс — многообразный феномен, выражающийся в психических и соматических реакциях на напряженные ситуации в трудовой деятельности человека. В настоящее время он выделен в отдельную рубрику в Международной классификации болезней (МКБ-10: Z 73: «стресс, связанный с трудностями управления своей жизнью»). В литературе встр ...

Влияние хронического соматического заболевания на характер психического развития человека
В отечественной медицине психологии больного всегда уделялось пристальное внимание. Еще классики клинической медицины М.Я. Мудро, З.П. Боткин, Г.А. Захарькин, Н.И. Пирогов довольно убедительно обосновали принципы лечения не болезни, а больного. Большую роль в формировании медицинской психологии, а следовательно, и в психологии больного ...

Межличностное пространство
Другим важным фактором в общении является межличностное пространство – как близко или далеко собеседники находятся по отношению друг к другу. Иногда наши отношения мы выражаем пространственными категориями, как, например, «держаться подальше» от того, кто нам не нравится или кого мы боимся, или «держаться поближе» к тому, в ком заинтере ...