Структура личности.
Страница 2

Согласно предложенной теории индивидуум представляется нам как неоднозначное “Оно“, на поверхности которого покоится “Я“, возникающее из системы бессознательного как ядра. При желании дать графическое изображение можно прибавить, что “Я“ не целиком охватывает “Оно“, а накрывает его лишь постольку, поскольку система бессознательного образует его поверхность, то есть расположено по отношению к нему, примерно так, как зародышевый диск расположен в яйце. “Я“ и “Оно“ не разделены ровной границей, и с последним “Я“ сливаются внизу. Однако вытесненное также сливается с “Оно“ . Вытесненное благодаря сопротивлениям вытеснения резко обособлено только от “Я“, с помощью “Оно“ ему открывается возможность соединиться с “Я“. Следовательно, что почти все разграничения, которые мы старались описать на основании данных патологии, относятся только к единственно известным нам поверхностным слоям душевного аппарата. Для изображения этих отношений представлен рисунок, контуры которого служат лишь для наглядности и не претендуют на какое либо истолкование.(рис. 1.1)

Рис. 1.1 Индивидуум как бессознательное “Оно“ на поверхности которого покоится “Я“.

Следует добавить, что “Я“ имеет “Слуховой канал” только на одной стороне. Он надет на него как бы набекрень.

Нетрудно убедиться в том, что “Я“ есть только изменность под прямым влиянием внешнего времени и мира и при посредстве бессознательного и сознательного части слоя. “Я“ старается также содействовать влиянию внешнего мира на “Оно“ и осуществлению тенденций этого мира, оно стремится заменить принципы удовольствия, которые безраздельно властвуют в “Оно“, принципам реальности. Восприятие имеет для “Я“ такое же значение как влечение для “Оно“. “Я“ олицетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью. В противоположность к “Оно“, содержащему страсти. Всё это соответствует общественным и общесовестным и популярным разграничениям, однако может считаться верным для некоторого среднего - или в случаи правильного случая. Большое функциональное значение “Я“ выражается в том, что в нормальных условиях ему предоставляется власть над побуждением к движению. По отношению к “Оно“ “Я“ подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади, с той только разницей, что всадник пытается совершить это собственными силами, “Я“ же силами взаимственными. Это сравнение может быть продолжено. К всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто остается вести ее туда, куда ей хочется, так и “Я“ превращает обыкновенную волю “Оно“ в действие, как будто бы это было его собственной волей.

Если бы “Я“ было только частью “Оно“, определяемой влиянием системы восприятия, только представлением реального внешнего мира в душевной области всё было бы просто. Однако сюда же присоединяется же нечто.

В других местах уже были разъяснены мотивы, побудившие нас предположить существование некоторых инстанций в “Я“, дифференциацию внутри “Я“, которую можно назвать “Я“ - идеальное или “Сверх-Я”. Эти мотивы вполне правомерны. То, что эта часть “Я“ не так прочно связано с сознанием, является неожиданностью, требующей разъяснения. Нам придется несколько издалека начать. Удалось освестить поучительное страдание меланхолии благодаря предположению, что в “Я“ восстановлен утерянный объект, то есть произошла замена привязанности к объекту индефикации. В то же время, однако, мы еще не уяснили себе всего значения этого процесса и не знали насколько он прочен и часто повторяется. С тех пор мы говорим: такая замена играет большую роль в образовании “Я“, а также имеет существенное значение в выработке того, что мы называем своим характером.[1] Изначально в примитивной оральной фазе индивида трудно отличить обладание объектом от индефикации. Позднее можно предположить, что желание обладать объектом исходит из “Оно“, которое слушает эротическое стремление как потребность.

В начале еле живое “Я“ получает от привязанности к объекту знание, удовлетворяется им или старается устранить его путем устранения. Если мы нуждаемся в сексуальном объекте или нам приходится отказаться от него, наступает желание изменить “Я“, которое, как и в случае с меланхоликом следует описать как внедрение объекта в “Я“; ближайшие потребности этого замещения нам еще не известны.

Может быть с помощью такой интерпретации (высказывания) которая является как бы регрессией к механизму оральной фазы, то облегчает или делает возможным отказ от объекта.

Возможно, это отождествление есть вообще условие, при котором “Оно“ отказывается от своих объектов. Во всяком случае, процесс этот особенно в ранних стадиях развития, наблюдается очень часто, но он дает нам возможность предположить, что характер “Я” является осадком отвергнутых привязанностей к объекту, что он содержит историю этих выборов объекта.

Страницы: 1 2 3


Анализ взаимосвязи и влияние профильного класса на индивидуально-психологические особенности учащихся.
Сравнительный анализ выраженности результатов. (показатели по методике Г. Шмишека) Анализируя результаты по каждой шкале, прежде всего, нужно обратить внимание на то, что считается, что показатели, имевшие параметры 12 баллов входят в норму, а показатели, превышающие 18 баллов рассматриваются нами как акцентуированные черты характера. ...

Теория Л.С. Выготского и Гальперина
Вопрос о генезисе высших психических функций был главным в теории Выготского. Выготский сформулировал законы развития высших психических функций. «Первый из этих законов заключается в том, что само возникновение опосредствованной структуры психических процессов человека есть продукт его деятельности как общественного человека. Первонача ...

Лидерство и руководство в малой группе
Проблема лидерства и руководства является одной из кардинальных проблем социальной психологии, ибо оба эти процесса не просто относятся к проблеме интеграции групповой деятельности, а психологически описывают субъекта этой интеграции. Когда проблема обозначается как «проблема лидерства», то этим лишь отдается дань социально-психологичес ...