Искажения психологического возраста

В этой главе описывается психологическая обратимость возраста. Об увеличении своего возраста также давно известно. Так, маленькая девочка, почти младенец, может настоятельно утверждать, что «Я не маленькая», хотя она еще маленькая, и ей самой это прекрасно известно. Подросток готов «душу дьяволу заложить», чтобы его признали и назвали «взрослым». Но и старцы, и тем более долгожители, всячески стараются прибавить себе несколько прожитых лет, а отдельные «рекордсмены» умудряются прибавлять и двадцать и сорок лет к своему и так уже немалому жизненному стажу.

Чем вызваны эти искажения? Ведь возраст тела очевиден, чтобы его можно было не замечать. Здесь виден психологический механизм преодоления страха смерти, борьбу подсознания за субъективное бессмертие. По мере отдаления от периода юности признаки постепенного увядания тела должны были бы вызывать нарастание нервно-психической напряженности. В отличие от этого возраст души не имеет объективных внешних критериев, опирается сугубо на субъективную самооценку. Отождествление «Я» только с духовным началом позволяет подсознанию в преддверии надвигающейся старости успокаивать сознание приятными иллюзиями вечной молодости (если быть точнее – вечной взрослости). Среднегрупповые оценки паспортного (тело) и самооценки субъективного (душа) возрастов совпадают в возрасте 25 лет. В дальнейшем субъективный возраст «души» отстает от паспортного в среднем на 5 лет за каждое последующее десятилетие жизни. При кризисах идентичности возможна диффузия временной перспективы, которая особенно заметна в юности. Молодой человек ощущает себя то ребенком, то «видавшим виды» умудренным опытом стариком. [12; 273–275]

Другой аспект проблемы состоит в том, чтобы ответить на вопрос, насколько это «нормально». Или, другими словами, что считать нормальной временной идентичностью, насколько возраст паспортный может опережать (отставать) от психологического?

Анализируя ответы психологов ведущих школ, Е.П. Белинская говорит о том, что идея временных Я-представлений, и особенно их согласованности, определенной связанности, сегодня считается важнейшим показателем психического здоровья человека. [2; 141]

Достижение некоторой критической степени рассогласования образов «Я-прошлого», «Я-настоящего» и «Я-будущего» оценивается либо как основной фактор социально-психологической дезадаптации, либо как первопричина личностных нарушений, либо как один из параметров низкой самоактуализации личности, либо как источник конкретных психических расстройств – депрессии и тревожности.


Примечания
1. Fritz Riemann, Grundformen der Angst — eine tiefenpsychologische Studie, Mьnchen 1990. Остальные, некомментированные цитаты Римана взяты из данной книги. 2. Не так давно в одной из элитарных дискотек северной Германии проводился вечер под названием «Страх I». Повсюду были развешаны поразительно точные имитации частей человеческого т ...

Н. Обозов Симпатии и притяжение[41]
«Известно множество различных интерпретаций того факта, что индивид ищет общество себе подобных»[42]. У человека поиск контактов с другими людьми связан с возникающей потребностью в общении. В отличие от животных потребность в общении, контакте является вполне самостоятельным внутренним стимулом, независимым от других потребностей (в пи ...

Сквернословие
Почти все дети рано или поздно начинают говорить бран­ные слова. Это не повод для беспокойства. Напротив, я бы встревожился, если бы мой сын дорос до 7—8 лет и ни разу не произнес бы их. Я решил бы, что он просто не слышит, что говорят окружающими, может быть, даже не восприни­мает то, что говорю я. А явное отсутствие непосредствен­ност ...